Внимание! На сайте ведутся профилактические работы. Приносим извинения, за возможные сбои в работе сайта. Администрация сайта.

YouTube ok  twitter logo vkontact facebook-logo-icon-vectorcopy-big instagram email-icon 

Курсы валют ЦБ РФ
Курс Доллара к рублю на сегодняUSD00.000-0.000
Курс Евро к рублю на сегодняEUR00.000-0.000
Курс Фунта к рублю на сегодняGBP00.000-0.000
Курс гривны к рублю на сегодняUAH00.000-0.000

 

ВОЗВРАЩЕНИЕ К ЖИЗНИ 

 

8 0В последние годы наше общество все меньше внимания обращает на такую очень злободневную проблему, как алкоголизм. Может быть  потому, что наиболее значимыми для Республики Дагестан, да  в целом и России, остаются борьба с терроризмом и экстремизмом, наркоманией и коррупцией. В результате пьянство приносит большие страдания и горе в дагестанские семьи.  А без планомерной и эффективной работы это жизненное зло само по себе не исчезнет.

 

По данным Роспотребнадзора, алкоголь ежегодно уносит около полумиллиона жизни россиян. Каждый 10-й житель страны страдает от алкоголизма. Количество зависимых от этой болезни в России более 5 миллионов. А в нашей республике, опять же по данным статистики, потребление алкоголя выросло в пять-семь раз по сравнению с восьмидесятыми годами.

По неофициальным данным, опубликованным в республиканских СМИ, количество дагестанцев, страдающих от алкоголизма, составляет от 30 до 50 тысяч человек (а может быть и больше). Спиртные напитки, притом очень плохого качества, несмотря на закон, можно купить в любое время суток. Основными потребителями алкоголя являются мужчины в возрасте от 15 до 65 лет. Предлагаю на суд читателей исповедь одного моего знакомого, которому пришлось заплатить очень дорогую цену за то, чтобы выбраться из алкогольной трясины.

 

Как всегда  спешил выполнить свои повседневные дела и побежал к маршрутному такси, когда меня кто-то окликнул. Повернувшись, увидел моего давнего знакомого. Он стоял рядом с красивой, еще молодой женщиной и держал за руку шустрого мальчугана лет пяти. Хотя он был намного старше меня, пошел мне навстречу. Мы очень тепло поздоровались, потом он, чуть смутившись, познакомил меня с рядом стоящей женщиной и мальчиком:

– Моя жена Зухра и сыночек Заур.

Некоторое время я стоял в недоумении и растерянности. Быстро мелькнула мысль: «Шутит». Я хорошо знал его жену Патимат – добрую, порядочную, гостеприимную женщину. Знал всех его детей. Знал и любил общего любимчика и баловня Заурчика. А эта смутившаяся женщина больше годилась знакомому в дочки, но никак не в жены.

– Папа, почему он со мной не здоровается? – звонко закричал мальчишка, и только тогда я заметил протянутую мне красивую детскую ручонку.

– Извини, браток, – сказал я и поздоровался с ним.

– Зухра, погуляйте с Заурчиком в парке, купи ему мороженое, мне с другом поговорить надо, – сказал мой товарищ.

Когда они отошли, я предложил ему пойти в ближайший буфет, но он отказался. Мы сели на скамейку.

– Ты, друг, наверное, в замешательстве, – начал он свой рассказ. – Больше 12 лет прошло с тех пор, как ты уехал от нас. Но не забыл, наверное, ни мою жену, ни моих детей, особенно младшего. Я ведь помню, как ты его любил и баловал. Обидевшись на нас, Заурчик убегал к тебе, а ты водил его по магазинам, покупал игрушки, конфеты. Ты не знаешь о том, какая страшная болезнь меня заразила – алкоголизм!

Мне казалось тогда: сколько бы я ни пил, пьяницей, в прямом смысле слова, никогда не стану, не опущусь на самое дно. С другими людьми  и может случиться что угодно, думал я, а со мной – нет. Я ошибся. И Аллах так жестоко наказал меня – не рад, что живу.

У меня была хорошая работа, уважение, авторитет, было много друзей, знакомых. А самое ценное – была хорошая семья: любимая жена, воспитанные дети. Мой большой дом всегда был полон гостей, родственников, знакомых. Всегда решал их проблемы – кого устроить на работу, кого в учебное заведение, а кого уложить в больницу. Все были мне рады, родственники мной гордились. И каждый день у меня дома после работы, а затем и в рабочее время – застолье, разные напитки. Одних гостей провожал, других встречал.

Очень поздно ложился, естественно и поздно вставал. Видимо, мне очень нравились похвальные речи в мой адрес знакомых и друзей за стаканом, особенно, когда угощал их из своего кармана. Начал пить натощак, пить днем. Не выпив рюмку водки, не мог приступить к работе.

Первой страшную опасность и для меня, и для семьи почувствовала моя умная Патимат. Она просила, умоляла, плакала, но алкогольная трясина все больше и больше засасывала меня. Сначала потерял работу и… сразу друзей. Оказывается, без работы я ничего не стоил. Все от меня отвернулись. Появились финансовые проблемы. Семью содержать надо было. С большим трудом устроился на рядовую работу, но через некоторое время уволили. Я превратился в алкоголика. Сколько раз обещал, клялся жене и детям, что выпиваю в последний раз. Моего терпения хватало на 1-2 дня.

Появились уличные дружки-собутыльники. Бывало, не возвращался домой, ночевал где попало с бомжами, с бродягами. Я сам себе стал противен. Старшие дети избегали меня. Только жена и Заурчик оставались рядом. Они меня брили, чистили, одевали в новую одежду. Заурчик подходил ко мне и, глядя немигающими глазами прямо в глаза, спрашивал:

– Папа, ты больше не будешь пить? Не будешь же?

– Не буду, сынок, не буду, – отвечал я.

Но этого «не буду» надолго не хватало. Очень редко наступало затишье, бросал пить, делал физическую работу. Разгружал разные грузы – и приносил заработанные деньги домой. Такие дни для семьи и жены были праздниками. Жена от счастья не знала что делать, что говорить, а Заурчик прямо прилипал ко мне, не отходил ни на минуту. Даже в самый пасмурный день все в семье веселились, и никто не упрекал меня ни в чем.

Но как только встречался с дружками, все повторялось. У меня не хватало силы воли сказать им «нет!».

Дошло до того, что тайком от семьи начал выносить из дома вещи, продал часы, одежду, пропил меховую шапку, сапожки. Видя, что со мной творится, что ни ее слезы, ни уговоры на меня не действуют, жена устроилась в прачечную, после работы брала домой стирать и гладить чужие вещи, работала с утра до позднего вечера. Семья большая, а денег не было. Старший сын бросил учебу и занялся мелким бизнесом.

Однажды я украл у сына полную выручку и исчез из дому на неделю. Закончились и эти деньги. Начал просить у знакомых, попрошайничал. Стал заходить в чужие дома и брать из холодильника любое спиртное. Случалось, ловили меня на месте преступления, но из уважения к семье, к жене не поднимали шум. Начали приходить к жене за долгом те, у кого я брал взаймы. Этого позора она не могла вынести и решилась на последний шаг: тайно от детей в дом стала покупать водку, вино, лишь бы я не попрошайничал.

Когда старший сын узнал о том, что мать покупает мне водку, он ушел из дома. Это окончательно добило ее: от вредной и тяжелой работы, от безысходности  Патимат тяжело заболела. Ее на «скорой» забрали в больницу. Я запил еще больше. Единственным человеком, который смотрел за домом, за детьми, поддерживал семью, была Зухра – моя нынешняя жена.

Она каждый день ходила в больницу, дома кормила детей. Отправила телеграмму старшему сыну. А меня мало что волновало, кроме стакана водки.

С каждым днем жене в больнице становилось все хуже и хуже. Она угасала. Когда ей стало совсем плохо (она задыхалась и не могла разговаривать), мой младшенький, Заурчик, начал искать меня по всем закоулкам (он и раньше находил и приводил меня домой). Все мои собутыльники знали его и боялись: Заур кидал в них камни, при встрече ругался – считал их виновниками всех моих бед.

В то проклятое утро я стоял со своими друзьями-горемыками перед магазином. Заметил Заура еще издали. Очень стыдно было мне, обросшему и грязному, встречаться с ним, и я решил спрятаться от него.

Пренебрегая опасностью, побежал от магазина через трассу. Звонкий крик мальчика: «Па-па!» – и режущий визг тормозов… Остановился, как вкопанный, повернулся и побежал обратно. Тормозили многие машины. Сигналы. Шум. Крики. Женский плач.

Машина отбросила Заурчика метров на пять. Он не попал под колеса, но лежал весь в крови. Поднял я его с земли на руки. Мне хотели помочь какие-то люди. На мои дикие выкрики: «Заурчик! Заурчик! Сынок!» он приоткрыл залитые кровью и грязью глаза и сказал: «Папа, ты убил маму…».

Того, что произошло дальше, уже не помню. Я убил самых дорогих мне людей – жену и сына. Для них вырыли одну могилу. Их положили туда вместе.

Как я выжил – не знаю. Потерял интерес к жизни, ходил из комнаты в комнату, как будто кого-то искал. Начинал засыпать – как наяву появлялся залитый кровью Заурчик и… многократно повторялось: «Папа, ты убил маму…».

Такой кошмар повторялся год-полтора. Может быть, и больше. Я потерял счет времени. Однажды старший сын посадил меня рядом с собой и сказал: «Ни маму, ни Заура не вернуть, папа. Женись на Зухре, если, конечно, она согласится». Зухра была разведена, из родных никого не имела и жила у нас.

Побрили, приодели меня. Женили. Казалось, будто все происходит с кем-то другим. Не то что пить, поесть днями забывал.

Единственное, что вернуло меня к жизни, – рождение сына. Назвали его Зауром, хотя было тяжело. К счастью, он очень похож на него. За мои грехи Всевышний забрал самых близких мне людей – жену и сына.

Вот такую страшную цену заплатил я, сам себя добровольно загнав в алкогольную зависимость, чтобы, пережив все, вновь вернуться к жизни.

Сынок, я помню, ты писал в газеты, напиши про мою горькую судьбу. Может, хоть один остановится, найдет в себе силы, чтобы сказать «нет» алкоголю – этому наркотическому яду».

Я несколько раз собирался написать, не смог. Я ему обещал.

Магмедмухтар МУРТУЗАЛИЕВ.

Яндекс.Метрика