Свежий номер

№ 49 (6348)   07/12/2017

0001

Курс валют ЦБ РФ
20.07.2015
RUBКурс рубля1 руб
USDКурс Доллара к рублю на сегодня00.000
EURКурс Евро к рублю на сегодня00.000
конвертер валютwww.westbiz.ru

YouTube google plus logo ok  twitter logo vkontact facebook-logo-icon-vectorcopy-big instagram mail tumblr email-icon 

  

ПРОТИВОДЕЙСТВИЕ ЭКСТРЕМИЗМУ И ТЕРРОРИЗМУ В СОЦИАЛЬНЫХ СЕТЯХ 

 

3 0Согласно Стратегии национальной безопасности Российской Федерации (утверждена 31 декабря 2015 года), к основным угрозам государству и обществу относится в т.ч. «деятельность, связанная с использованием информационных и коммуникационных технологий для распространения и пропаганды идеологии фашизма, экстремизма, терроризма и сепаратизма, нанесения ущерба гражданскому миру, политической и социальной стабильности в обществе».

 

В эти новые технологии можно включить и социальные сети. Они появились сравнительно недавно в 2006-2007 годах, но это короткое время стало виртуальным отражением жизни миллиардов людей. Сейчас этих сетей около сотни – как мультиязычно-международных (Facebook, Instagram, Twitter), так и национальных («ВКонтакте», «Одноклассники»). По сути, это Интернет в Интернете, в нем можно общаться без телефона, электронной почты и мессенджеров. А в тематических сообществах и на публичных страницах можно найти любую информацию, в т. ч. пропаганду экстремизма и терроризма. И таких материалов много, несмотря на все правила социальных сетей (все компании запрещают радикальные и террористические материалы). А именно – в социальных сетях террористы собирают пожертвования пользователей, вербуют новых сторонников, унижают людей по признаку религии или национальности.

Пропагандистов экстремизма и терроризма в социальных сетях можно разделить на три условных категории: профессионалы, любители, случайные пособники. Первые знают, что их деятельность незаконна и стремятся избежать ответственности, скрывая себя. Вторые думают, что их это не коснется. А третьи могут даже и не знать, что нарушают Уголовный кодекс. Профессионалы «трудятся» в Интернете системно, коллективно, за вознаграждение. Социальные сети дают им новые технологические возможности для пропаганды идей и вербовки в свои ряды: удобный поиск персоналий по массе параметров, тематические массовые сообщества, простота и скорость распространения материалов. Сами эти материалы профессионально изготавливаются на разных языках, публикуются через множество подставных аккаунтов и специальные программы, все географические и персональные следы источника заметаются. Пример: участница массового убийства в Сан-Бернардино до теракта дала в Facebook (не под своим именем) клятву верности лидеру «Исламского государства» (организация признана террористической и запрещена в России). С такими преступниками должны бороться профессионалы из спецслужб, используя постоянно обнуляемые технические знания, международный опыт и связи. К любителям можно отнести одиночек, которые хаотично, без вознаграждения и почти без прикрытия транслируют свои радикальные взгляды в социальных сетях. Они могут оставить эмоциональные комментарии к чужим материалам (многие СМИ ведут свои страницы в социальных сетях), изготовить и опубликовать злую карикатуру или ролик. Оправдать акт терроризма, хотя сами никак с террористами не связаны. Причем эти действия часто иррациональны. Пример: заключенный колонии С. ночью 16 апреля 2014 года и утром 13 сентября 2014 года, используя мобильный телефон, разместил в социальной сети видеофайлы и фотофайлы, содержащие призывы к экстремистской деятельности и разжигающие ненависть и вражду по отношению к другой расе, национальности, религии. Приговором суда ему назначено наказание в виде 8 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Экстремистам и террористам на руку играет то, что многие пользователи до сих пор считают публикации в социальных сетях чем-то несерьезным и легкомысленно относятся к запрету определенных материалов. Такие люди легко могут стать случайными пособниками информационных преступлений. Схема отработана: профессиональный пропагандист изготавливает противоправный материал (эмоциональный текст, карикатуру или видеоролик), его сознательные помощники «вбрасывают» этот контент в сообщества социальных сетей, а случайные люди распространяют дальше (жмут кнопку «лайк» или «репост»). Далеко не всех изготовителей можно идентифицировать (особенно искусных пропагандистов из террористических или экстремистских организаций), да и они могут быть гражданами других стран, где экстрадиция маловероятна. А вот найти невольных распространителей гораздо легче, ведь они не считают свои действия преступлением и не скрываются. И потому бывают удивлены реальной уголовной ответственностью за виртуальное распространение запрещенных материалов.

Важно понять психологию этих случайных виновников. Люди будто бы делят жизнь на виртуальную и реальную. Для них в социальной сети игрушечная мини-жизнь, все находится на расстоянии клика. Тысячи ссылок – одна увлекательней другой. Материалов много, времени для изучения мало, поэтому ссылки часто сохраняются кнопкой «нравится» или «репост», мол, потом посмотрю. Да и запретное манит. Подросткам особенно хочется выразить свой протест «системе» чужими словами или картинками. Вот люди и тащат все подряд на свою страницу в социальной сети. Ее они считают своим личным пространством, расширением эго. Дескать, моя виртуальная квартира, мой личный информационный хлам на балконе. Об этом «хламе» банально забывают, собирая сотни новых ссылок. По факту же, у этой «квартиры» нет стен. Пользователь отказался от них, как только получил первого гостя («френда», «фолловера»). Поэтому все запрещенные материалы отлично видны, слышны и наказуемы. Однажды их кто-то найдет в этом ворохе ссылок и инициирует возбуждение уголовного дела. Пример: в 2015 году житель Барнаула С. П-н был приговорен Московским окружным военным судом по ч. 1 ст. 205.2 («Оправдание терроризма») к трем годам лишения свободы в колонии-поселении. Поводом для уголовного дела стал репост эссе одного из сообществ социальной сети «ВКонтакте», сделанный еще в 2012 году. Почему же не все несут ответственность? Социальных сетей десятки, аккаунтов в них сотни миллионов, на них миллиарды материалов, которые умножаются репостами. За всем не уследишь, это не могут сделать даже с помощью автоматического поиска (как владельцы сервисов, так и спецслужбы). Поэтому регулярно возникают факты не только публикации запрещенного законом Российской Федерации материала, но и его распространения. Также нужно учитывать вероятность взлома аккаунта, технической неграмотности человека (нажал не ту кнопку) и прочие факторы. Поэтому далеко не все факты публикации и распространения запрещенной информации кончаются приговором виновным.

Но такой риск всегда имеется. В каждом регионе России ежемесячно рассматриваются десятки дел по репостам. Частый приговор – 100-200 часов исправительных работ. Бывают и штрафы, и колония. Иногда органы ограничиваются профилактической беседой со случайными пособниками. Но лучше не надеяться на «авось пронесет». Проблемы начнутся после публикации (распространения) экстремистских, националистических, сепаратистских материалов, оправдания терроризма. Сами эти материалы могут быть разнообразными по форме: видеоролики, песни, карикатуры, «демотиваторы», фотографии, стихи, цитаты. Они могут быть даже еще не зафиксированы в списке запрещенных материалов. Данный список регулярно пополняется за счет решений суда, но все равно не успевает за пропагандистским многоязычным конвейером профессионалов и буйной фантазией любителей. Так что ориентироваться должен сам пользователь. Для этого нужно обладать лишь здравым смыслом и элементарными правовыми знаниями. Если нет уверенности в законности материала, лучше его не распространять.

С экстремизмом и терроризмом нужно бороться не только спецслужбам, их основная задача – ловить профессионалов. Но только усилиями всего общества можно снизить число любителей и случайных пособников. Для этого требуется разносторонняя профилактика. Помимо выполнения запросов сил правопорядка, социальные сети могут через обучающие ролики и комиксы помочь пользователям различать противоправный материал и вовремя заявлять о нем. Также руководству сетей стоит транслировать социальную рекламу против экстремизма и терроризма.

Сами спецслужбы также могут заниматься в социальных сетях официальной профилактикой, создав там свои публичные страницы. Ведь есть же у них сайты, интернет-версии профильных СМИ, так почему бы не начать работу на новой и важной площадке? Такие страницы помогли бы объяснить молодежи (а это основная аудитория Интернета) опасность терроризма и экстремизма. Там аккумулировались бы новости о наказании виновных – заставляя остальных задуматься. Пример подобной работы показывает страница Роскомнадзора в социальной сети «ВКонтакте» – для популяризации своей работы они используют интернет-сленг, мемы, карикатуры и даже символического зверя по имени РосКомКот. Это верный шаг, поскольку стоит общаться с молодежью на понятном ей языке. Особенно для социальных сетей актуален визуальный материал – ролики, плакаты, карикатуры.

Диалог с пользователями социальных сетей важен и потому, что они охотно берут на себя роль СМИ, и в т. ч. эмоционально освещают тему террористических актов. Важно это делать грамотно, не мешая работе спецслужб и не сообщая невольно информацию преступникам. Есть пример удачного взаимодействия пользователей социальных сетей и полиции Бельгии после теракта в Париже в ночь на 14 ноября 2015 года. Сообщение с просьбой воздержаться от освещения в сети хода антитеррористических рейдов появилось на странице федеральной полиции Бельгии в социальной сети Twitter. Вместо этого пользователи во время большого рейда размещали фотографии котов с хештегом #BrusselsLockdown. За эту помощь полиция Бельгии отблагодарила пользователей фотографией кошачьего корма на своей странице. Курьезный случай, в основе которого лежит актуальная проблема онлайн-сотрудничества спецслужб, владельцев социальных сетей и интернет-аудитории.

Для профилактики экстремизма и терроризма крайне значима система образования. Надо еще в школе объяснять ученикам ответственность за поведение в Интернете и социальных сетях, чтобы возникало понимание: социальная сеть не является личным пространством, там тоже действует Уголовный кодекс. Стоит повторять это в училищах, колледжах, университетах, писать на их официальных сайтах и аккаунтах. Ведь именно молодежь чаще всего использует социальные сети и наиболее уязвима к экстремистским и террористическим идеям.

В настоящее время специалисты пытаются разработать программное обеспечение для автоматизированного поиска экстремистских материалов в социальных сетях по заданным параметрам. Еще неясна его эффективность, все это лишь предстоит опробовать. Так что бороться с экстремизмом и терроризмом пока приходится не программам, а людям.

Д. АСТАШКИН,

кандидат исторических наук, доцент.

Яндекс.Метрика