Внимание! На сайте ведутся профилактические работы. Приносим извинения, за возможные сбои в работе сайта. Администрация сайта.

 

БЛОКАДА ЛЕНИНГРАДА СТАЛА ОПРОВЕРЖЕНИЕМ ВЫРАЖЕНИЯ О ГОВОРЯЩИХ ПУШКАХ И МОЛЧАЩИХ МУЗАХ

 

7 2Древние считали, что «когда говорят пушки, музы молчат». В блокадном Ленинграде музы не молчали. Сегодня это может показаться невозможным, но в осажденном городе, на который падали бомбы и нечего было есть, культурная жизнь не прекращалась.

 

Потому что даже в самые тяжелые дни люди шли туда, где можно было хоть на час забыть об ужасающей действительности и окунуться в живой мир театра, музыки или кино.

И так велика была благодарность ленинградцев артистам, что они – впервые в современном мире – сами кланялись им: это было в театре Музкомедии, и обессилившие театралы, чтобы не упасть, держались за спинки кресел перед собой.

А еще были писательские бригады, в которые входили такие крупные литераторы, как Всеволод Вишневский и Николай Чуковский, Ольга Берггольц и Вера Инбер, Александр Крон и Николай Тихонов.

Были отзывавшиеся на призыв поддержать боевой дух ленинградцев художники, продолжавшие работать над плакатами даже в самые трудные дни зимы 1941-42 годов – и многие из них при этом буквально документировали окружающую действительность в своих живописных полотнах. Были выступления поэтов и писателей на радио и в составе фронтовых агитбригад – и после этого переписанные от руки стихи занимали свое место в карманах гимнастерок бойцов и командиров…

Небывалый подъем духа осажденного города поселил ощущение полного краха в осаждавших его врагах. Лучше всего об этом сказал один из немецких солдат, оставшийся в живых после прорыва блокады. Как и многие немцы, он 9 августа слушал передававшуюся по всем каналам Седьмую – Ленинградскую — симфонию Дмитрия Шостаковича, которую играл выживший симфонический оркестр блокадного города. И много лет спустя после нашей победы этот бывший солдат признался во всеуслышание: «Тогда, 9 августа 1942 года, мы поняли, что проиграем эту войну»…

 

БЛОКАДНЫЙ  ДНЕВНИК ТАНИ САВИЧЕВОЙ:

САМЫЕ СТРАШНЫЕ 9 СТРАНИЦ О ВОЙНЕ

 

Этот дневник 11-летней школьницы Тани Савичевой стал одним из самых страшных свидетельств ужасов войны. Эти записи девочка вела во время блокады Ленинграда в 1941 г., когда голод каждый месяц  уносил из жизни ее близких. Всего девять страниц, на которых Таня немногословно сообщает о гибели родных людей, стали настоящей летописью смерти. Дневник Тани Савичевой был предъявлен на Нюрнбергском процессе в качестве доказательства преступлений фашизма. Девочка пережила блокаду, но так и не узнала о долгожданной Победе 9 мая 1945 г.

7 3Она появилась на свет в 1930 г. в большой семье. У нее было 2 брата и 2 сестры, они ни в чем не нуждались – отец владел в Ленинграде пекарней, булочной и кинотеатром. Но после того как частную собственность начали отчуждать, семью Савичевых выслали за 101-й километр. Отец Тани очень тяжело переживал свою беспомощность и безденежье, а в марте 1936 г. он скоропостижно скончался от рака.

После смерти отца Таня с мамой, бабушкой, братьями и сестрами вернулись в Ленинград и поселились в одном доме с родственниками на 2-й линии Васильевского острова. В июне 1941 г. они собирались съездить в гости к знакомым в Дворищи, но задержались из-за дня рожденья бабушки. Утром 22 июня они поздравили ее, а в 12:15 по радио объявили о начале войны. 

Первые месяцы все члены семьи оказывали посильную помощь армии: сестры  рыли  окопы  и сдавали кровь для раненых, гасили «зажигалки», мама Тани Мария Игнатьевна шила форму для солдат.

8 сентября 1941 г. началась блокада Ленинграда. Осень и зима были очень тяжелыми – по плану Гитлера Ленинград следовало «задушить голодом и стереть с лица земли». Однажды после работы не вернулась домой сестра Тани Нина. В этот день были сильные обстрелы, и ее посчитали погибшей.

У Нины была записная книжка, часть которой – с алфавитом для телефонной книжки – оставалась пустой. Именно в ней Таня и начала делать свои записи.

В них не было ни страха, ни жалоб, ни отчаяния. Только скупая и лаконичная констатация жутких фактов:

«28 декабря 1941 года. Женя умерла в 12.00 утра 1941 года». «Бабушка умерла 25 января в 3 часа 1942 г.»

«Лека умер 17 марта в 5 часов утра. 1942 г.».

«Дядя Вася умер 13 апреля в 2 часа ночи. 1942 год».

«Дядя Леша, 10 мая в 4 часа дня. 1942 год».

«Мама – 13 мая в 7 часов 30 минут утра. 1942 г.».

«Савичевы умерли». «Умерли все». «Осталась одна Таня».

Таня так и не узнала о том, что не все ее родные погибли. Сестру Нину эвакуировали прямо с завода и вывезли в тыл – она не успела предупредить об этом семью. Брат Миша получил на фронте тяжелое ранение, но выжил.

Потерявшую сознание от голода Таню обнаружила санитарная команда, обходившая дома. Девочку отправили в детский дом и эвакуировали в Горьковскую область, в поселок Шатки. От истощения она еле передвигалась и была больна туберкулезом. В течение двух лет врачи боролись за ее жизнь, но спасти Таню так и не удалось – ее организм был слишком ослаблен длительным голоданием.

1 июля 1944 г. Тани Савичевой не стало. 

Дневник Тани Савичевой, который вскоре увидел весь мир, нашла ее сестра Нина, а ее знакомый из Эрмитажа представил эти записи на выставке «Героическая оборона Ленинграда» в 1946 г. Сегодня они хранятся в Музее истории Санкт-Петербурга, а копии разошлись по всему миру. Рядом с могилой Тани Савичевой – стена с барельефом и страничками из ее дневника. Эти же записи вырезаны на камне рядом с памятником «Цветок жизни» под Санкт-Петербургом.

По материалам интернета.

Яндекс.Метрика